мои проекты
Фото Видео Блог Книги
Сергей Гольцов
борюсь с духовной и материальной нищетой
РУС | ENG

Счастье застывшей культуры

Любой предмет можно увидеть, потрогать рукой, обозначить именем, наделить смыслом. Это легко! А как быть с умозрительными объектами? Например число пять, это что? Как его подержать в руке? Не в смысле пять яблок, а как число. А воображение - можно ли его потрогать? Это будет посложнее. Или вот, например, культура – это что? Как её увидеть? И, можно ли? А изучить ее закономерности сохранения или развития? Сложно!

Именно за этим экспедиция Живая параллель, отправилась в Перу, а затем в Боливию. Что мне всегда нравится в экспедиции, так это то, что движение по маршруту идёт только в одну сторону. Как фарш не становится обратно мясом, так и картинки, сменяя друг друга, не дают путнику возможности вернуться, чтобы посмотреть ещё раз. Это обстоятельство заставляет постоянно концентрировать внимание и камеру на всём, что встречается. А встречается, друзья, довольно много, особенно на островках культуры в их прямом и переносном смыслах. Разбросанные на территории одного из самых крупных озер на планете, да ещё и на высоте 3800 метров, они являются труднодоступными для проникновения других культур (даже спутниковый телефон здесь оказался бесполезным), а значит островная культура интересна для нашего исследования.

Но, по порядку. Вдоволь набегавшись по крепостям и храмам, посвященным небесным стихиям, которые многие годы являются объектом самого пристального изучения древних доинкских цивилизаций, от которых сами инки унаследовали знания и смогли их сохранить, воплотив в целый ряд чудес света, на пути нашего маршрута оказалось озеро Титикака, которое часто называют близнецом Байкала.

Титикака – волнительное, с какой то умилительной и детской наивностью произносимое слово, на карте обозначенное синей капелькой, в реалии оказалось гигантской, образованной горами, чашей, заполненной пресной водой. Трудно представить, но интернет говорит, что в самой глубокой части озеро имеет глубину 240 метров! Являясь практически замкнутым водоемом, в который впадает 300 рек, а вытекает всего одна, этот природный феномен окружен исторической сакральностью мест, где по местной легенде бог–создатель Виракоча начал заселять мир, создав мужчину и женщину. Но, главное, это место считается колыбелью цивилизации инков, о которой мы говорили последние две недели и о которой ещё не раз будем говорить, перебирая фотографии тех мест, что оставили нам - людям современности, бесценный кладезь примеров развития культуры.

Создание островного государства из 90 плавучих островов посреди озера, освоение судоходства на простых, но маневренных лодках из тростника, всё это также относит нас к древним истокам развития культуры через встречи с представителями потомком инков - уже знакомым нам кечуа и народом аймара.

— На острове живут 15-20 человек, говорит Эди – смотритель одного из плавучих островов – Урос, именно эти люди не только построили остров за год, но и каждые две недели обновляют верхний слой из тростника.

Интересно, что сам плавучий остров это 15 соединенных между собой блоков, каждый из которых имеет несколько слоев – от погруженного в воду росткового слоя, до возвышающегося на 2 метра над уровнем воды тростникового, между ними земляной ком, густо обвязанный сетью тростниковых корней. Один такой блок, выпиливают 15-20 дней, а с алкоголем, кокой и огромной пилой, управляются за 2-3 дня. Скрепленные веревками блоки образуют остров, которому необходимо не менее 10 якорей, а иначе он уплывет туда, где вскоре продолжится наша экспедиция... в Боливию!

Но, пока мы в Перу, это 60% поверхности озера (40% принадлежит Боливии), остались на ночь на одном из островов – Амантани, на этот раз не плавучем, а настоящим, расположенном в 30 км от берега, где реально живут, отрезанные водой от остального мира, народ кечуа – 5 тысяч человек в 10 поселениях, а на следующий день, переплывём на другой остров – Такуэле, к 3 тысячам человек народа аймара, живущих тремя коммунами.

Вечерние посиделки, ответы кечуа и аймара на наши самые сложные вопросы их мироустройства и понимания жизни, выяснение их целей и ценностей существования, захватывающие искренностью рассказы об особенностях жизни в коммунах, что отделены друг от друга арками – символизирующими добро пожаловать, о преимуществах матриархата, свадьбах длительностью неделю и испытательном сроке совместной жизни 3 года, об отсутствии чувства страха вообще и боязни смерти в частности, об искреннем непонимании слова «измена», об отсутствии представлений о вчера и завтра, при полной концентрации на жизни сейчас, в коротких беседах о душе и религии, о предках и потомках, о плохих людях и хороших, о их представлениях о других странах, многие из которых оказались им вообще неизвестными, о России и участии сборной Перу в Чемпионате по футболу, благодаря которому они узнали о России, о деньгах и... мечте, которой как выяснилось, просто нет!

Это всего лишь маленький список того, что было узнано, услышано и поднято в нашем исследовании за последние несколько дней. Очевидно, островная культура концентрирует во всех смыслах явления наблюдаемой жизни. В какой то мере, пребывание на одном плавучем острове и двух статичных, напомнило мне о плотах экспедиции KON-Tiki II. Ещё тогда, в Тихом океане, плоты казались мне островками разнообразных культур, запертых на маленьком клочке суши. Здесь же, это откровение ещё более стало явным. Ограниченность островов, вопреки ожиданию, не стала вызовом для тех, кто на них проживает. Добрые, гостеприимные и улыбчивые индейцы, при всей своей самобытности, оказались не готовыми принять ношу исторического величия, сведя жизнь на островах только к её проживанию, возможно именно так представляя себе... счастье.

Живая Параллель, Перу, Пуно.
Титикака, Урос, Амантани, Тэкуэле.