мои проекты
Фото Видео Блог Книги
Сергей Гольцов
борюсь с духовной и материальной нищетой
РУС | ENG

Нью-Йорк - город контрастов! Но я не был в Нью-Йорке, я был в... Вамене

Макассар, Джаяпура, Вамена, Декаи – это не только названия городов и поселений, но и точки сообщения авиатранспорта, который здесь, работает по принципу маршрутного такси. Самолет заполнится – полетели! Других вариантов всё равно нет, между городами и поселениями совершенно нет дорог!  На пути в Вамену, немного задержались в Джаяпуре, этот аэропорт еще много раз будет на нашем пути по острову и домой.

"Цивильность" аэропорта не нашла отклика в улицах города, даже не смог выбрать фотографию, чтобы разместить. Обилие мотоциклов, мусора и праздношатающихся папуасов. Но, обратил внимание на то, что незнакомые друг другу люди поздравляют женщин в белых одеждах, как выяснилось, люди благодарят прошедших хадж, при встрече они кланяются! И, хотя это самая крупная мусульманская страна – 260 млн жителей, в Индонезии наблюдается толерантность и терпимость ислама к другим религиям. Пусть останется приятное впечатление от вида горной части острова, так и от доброжелательности ислама в его индонезийском варианте, ведь именно здесь нам предстоит встреча с племенами Дани, Лани, Яли. 

Представляете, первый европеец, который ступил на эту землю, был миссионер Лойд Ван Стоун, спустившийся сюда на парашюте в конце 1954 года – этот год считается началом развития цивилизации в районе долины Балием.

Перелет в Вамену и... аэропорта просто нет! :) Хотя, повсюду представители индонезийской армии.

Некоторые, в довольно странных масках...

Зато прямо от взлетно-посадочной полосы нас встретил колоритный папуас-торговец, продававший тиару из перьев райской птицы, нож из кости казуара и еще какое то аутентичное барахло.

Вопреки ожиданиям, не смотря на то, что Вамена в переводе означает... Свиньи, городок встретил "домашней" прибранностью улиц, диковинным транспортом и желанием папуасов общаться, продавать элементы культуры и фотографироваться (правда за деньги).

Как например, эта женщина продает остатки растения-муравейника.

А этот яркий джентльмен шел с нами от самолета до самой гостиницы только потому, что кто то из наших угостил его сигаретой...

Потом он наелся бетеля и позволил сделать серию ярких портретов с кровавыми зубами.

Недаром, в самом начале, я порадовался постепенному проникновению в культуру. Здесь в Вамене, где еще есть связь и электричество, нам пришлось увидеть элементы папуасской культуры. В гостинице, на стене, висел многозначительный плакат. 

Все дело в том, что у многих племен горной части Папуа, особенно у Дани, есть традиция – когда умирает близкий человек, то родственники, скорбя, в память о нём, отрубают себе фалангу пальца, потом ее сжигают, а пепел хранят в специальном месте или бросают в могилу! 

Неподалеку от входа в гостиницу продавались приспособления для этого ритуала...

Хотя, меня больше всего впечатлил нож из кости казуара, это такая крупная и очень древняя птица, типа страуса, которая при защите может убить человека ударом ноги. На нее папуасы охотятся.

Сама Вамена представляет собой довольно спокойный городок, опутанный проводами, 

наполненный торговой жизнью и ненужной суетой

редким явлением созерцания окружающего мира и приезжих туристов

 и тотальным поеданием бетеля, коего здесь продают в изобилии.

Во рту от него становится красным красно, причем на довольно продолжительное время, а в голове появляется легкий дурман, как от выкуренной сигареты. Все папуасы любят его и настоятельно нам рекомендовали. Многие из нас пробовали и ничего, и ничего, и ничего... :)

Сплевывая где попало, красные пятна присутствуют на улицах и тротуарах, как будто кого-то только что зарубили топором.

Это лакомство не только для мужчин, но и женщины (хоть и реже) балуют себя этой забовой.

Вот такая праздная жизнь... Кстати, так интересно, активность ислама, нашла здесь сопротивление по пищевому фактору – папуасы так полюбили свинью, завезенную для них католиками-протестантами, что она стала препятствием для проникновения в массы мусульманской религии.

Вот уж точно, религия и искусство самые великие трансформаторы культуры! Но, если с религией более менее определились, то за искусством мы пошли на... рынок! А куда же ещё? ;)

Рынок встретил нас категорическим непринятием санитарно-эпидемиологических требований, запахом помойки напрочь интегрированной в рыночную площадь

свойственной всем рынкам атмосферой

и обилием того, за чем полтора века назад гонялся по побережью знаметейший и очень почитаемый здесь, русский этнограф, биолог и путешественник Николай Николаевич Миклухо-Маклай. Здесь тебе и бананы,

и орехи с кореньями,

и прогретая 40-градусной жарой "свежая" рыба,

 

и саговые личинки (о том как мы их ели чуть позже...),

и необходимая для их приготовления саговая мука

и уже знакомое нам растение-муравейник

другие диковинные вкусности

и, конечно же, курево от которого даже уши закладывает!

Всюду одежда и украшения, различных фасонов и... происхождения. Тут тебе и головной убор из перьев райской птицы,

и вязанные растаманские шапки, с не менее растаманской внешностью продавщицы

ритуальные и повседневные украшения из скелетов различных тварей

и кабаньих клыков,

по каким то запредельно низким ценам, что даже отбивает желание покупать.

При этом, довольно добротно изготовленным вручную 

что, конечно же и является основой торга и спора за "истиную" цену. Где то лукаво,

где то с недоверием,

а где то, и с присущим этим местам, неспешным безраличием, как у этой (не очень пожилой) дамы.

Покидая рынок, я обратил внимание на группу людей, сидящих под навесом в тени, дополнивших своим присутствием всю рыночную композицию. Очевидно, это "регуляторы" рыночной жизни, судя по их уверенному взгляду хозяев жизни, поэтому сфотографировал их ооочень осторожно, понятно же почему! :)

В оличии от них, дети всегда остаются детьми, также как и взрослые мужики, отправившиеся за тридевять земель, остаются настоящими пацанами.

Но, как бы не была интересна жизнь этого городка и колоритнейшего рынка, приехали мы не за этим. Путь наш лежит в горную часть, на север Папуа, к племене Дани в долину реки Балием.

Что нас ждет впереди, одному Богу известно... и ещё может быть этому задумчивому папуасу с котекой, который провожал нас таинственным взглядом.