мои проекты
Фото Видео Блог Книги
Сергей Гольцов
служу искусству врачебного сомнения
РУС | ENG

Ранозаживляющий Cellgel

Способность к восстановлению — это важнейшее свойство кожи, определяющее тенденцию на закрытие дефекта «любой ценой». Примечательно, что закрытие может быть с рубцом или без него. 

Природа, на своем эволюционном пути, не только создаёт сложные живые структуры – от одноклеточных к многоклеточным, но и стремится продлить их существование, наделяя рядом свойств на разном уровне (клеточный, органный, организменный, популяционный). 

Природа стремится к постоянству и целостности живых структур, наделяя их способностью самовоспроизводиться и компенсировать повреждения. Защита живых структур от воздействия внешней среды выполняется путем создания оболочек. Создавать оболочки – свойство живых структур. Кожа человека одна из таковых. Её два основных процесса – регенерация, отвечающая за целостность и самовоспроизведение, и репарация, отвечающая за компенсацию повреждений – есть эволюционные предпосылки ранозаживления, которые и по сей день мы видим у рептилий, пресмыкающихся и некоторых видов земноводных, в ранах которых образуются не клетки поврежденной ткани, а эмбриональные клетки. Стало быть, у рептилий этот механизм сохранился, а человек либо был обделен, либо утратил его в процессе эволюции. 

Создавать оболочки – свойство живых структур.

Существует множество средств для ранозаживления. Они все разные по составу, по рекомендациям применения, но самые лучшие открытия были подсмотрены у Природы, поскольку она то как раз и не задумывалась над отдельными этапами. И 200 млн лет назад подарила живым организмам свойство, правда мы тогда были рептилиями в каменно-угольных шахтах, но тем не менее. Мы же об эволюции говорим не так ли?

 

А именно, начиная с ранних эмбриональных стадий развития кожи клетки делятся симметрично и параллельно базальной мембране, обеспечивая увеличение кожного покрова у ростущего эмбриона, формируя одноклеточный слой. В дальнейшем, клетки на базальной мембране делятся симметрично в себе подобные, которые остаются на мембране и асимметрично в дифференцирующиеся клетки так, что митотическое веретено направлено перпендикулярно к базальной мембране. Образующиеся дочерние клетки оказываются в неравных условиях, так как одна из них остается прикрепленной к базальной мембране, а другая нет. Это различие определяет их дальнейшую судьбу.

Те, что остаются на мембране, чувствительны к адгезивным молекулам и через взаимодействие последних с рецепторами к факторам роста, поддерживают пролиферацию. Другие же через транзиторную стадию вступают на путь дифференцировки и, двигаясь вверх, в дальнейшем превращаясь в ороговевшие кератиноциты, формируют многослойность эпидермиса. 

Но, по другую сторону базальной мембраны, кроме всего прочего есть, так называемые нишевые клетки (CD34+), которые при возникновении повреждения сигнализируют клеткам базальной мембраны, как и с какой скоростью им следует делиться. Происходит это через сигнальные адгезивные молекулы, не белковой природы. Это ключевая область приложения наших усилий если мы хотим управлять репарацией. 

Если возникли трудности, то надо поднять уровень рефлексии мышления. Наблюдая такую последовательность эволюции, сформировалась задача – создать вещество усиливающее имеющиеся свойства кожи!

Немного предыстории. Много лет назад наша научная группа заинтересовались проблемой ранозаживления, лечением ожогов, трофических язв кожи и пролежней. Конкретно, нас интересовало ускорение процесса ранозаживления, его эстетическая сторона (иными словами безрубцовость) и профилактика гнойных осложнений раны. Имевшиеся на том момент средства и методы лечения не обладали гарантированным эффектом, а зачастую, даже если рана «затягивалась», это происходило с формированием обезображивающего рубца.

В процессе формирования исследовательской позиции, мы обратили внимание, что всё живое может подвергаться атаке бактериальной инфекции, тем не менее, в литературе мы встретили единичные сообщения о сепсиса эмбриона. Сопоставив эту информацию с нашей потребностью в новом подходе к ранозаживлению, нам подумалось, что вещество, удовлетворяющее наш исследовательский поиск, может быть именно биологического происхождения. 

Поэтому объектом исследования стал эмбрион, куриный эмбрион. Если ящерице отделить хвост, то в ранке образуется слой эмбриональных клеток, у рептилий этот механизм сохранился, а человек либо был обделен им, либо утратил его в процессе эволюции. Нашей задачей стал перенос этого механизма. Из древних представителей, мы взяли курицу, вы же видели её лапку, она в чешуе, это рудимент лапы динозавра! А значит, куриный эмбрион мог иметь интересующие нас механизмы заживления.

Хотя уже тогда мы понимали что, в любом случае, наш поиск не мог быть удовлетворен эмбриональной или любой генерации стволовой клеткой, поскольку внешний белок (а клеточный матрикс из белка) при попадании в рану будет связываться с эпидермальными белками и соответственно вызывать реакции распознавания антигена, а это аллергические реакции как минимум и все другие связанные с конфликтом чужеродности, как максимум.

Несколько лет ушло на поиски, которые увенчались успехом – нам удалось выделить вещество с поверхности клеток, которое, являясь по своему строению веществом близким к липополисахаридам, обладает эффектом биологического катализатора роста клеточной массы.

Еще несколько лет ушло на то, чтобы это вещество, выделенное в чистом виде, с определенной формулой и молекулярной массой, без потери свойств зафиксировать в геле из гидроксиметилцеллюлозы.

Традиционно заживление характеризуется двумя вариантами натяжения. Первичное натяжение происходит без нагноения и формирования межуточной ткани с последующим развитием линейного рубца, протекает в ранах с ровными и жизнеспособными краями, отстающими друг от друга не более чем на 1 см, при отсутствии раневой инфекции. Вторичным натяжением рана закрывается через нагноение с образованием видимой соединительной ткани и последующим развитием грубого рубца, имеет место при развитии раневой инфекции и наличии дефектов, не позволяющих сомкнуться стенкам раны. Процессы воспаления и гипоксии способствуют избыточной активации фибробластов, которые активно продуцируют коллаген, избыток которого может нарушать естественный процесс заживления и создавать некачественный рубец.
 

Как уже говорилось ранее, раневой процесс можно рассматривать как совокупность различных реакций организма, последовательно развивающихся в ране в ответ на повреждение тканей и чужеродные агенты. Средство Цельгель применяемое для местного лечения ран, разработано с учетом фазы течения раневого процесса и соответствует основным медико-биологическим требованиям, предъявляемым к аналогичным препаратам.

Действующее вещество средства Цельгель, полученное из экстракта клеток куриного эмбриона, характеризуется легкостью нанесения на кожные покровы при попадании в любую рану, взаимодействует с нишевыми клетками (CD34+) и с клетками базального слоя, волосяного фолликула или эндотелия сосудов, действуя как катализатор грануляционной активности, стимулируя собственный ростковый пул эндотелиоцитов в ране. 

Липополисахарид, полученный в качестве супернатанта с поверхности нишевых клеток, кодируемых маркером CD-34+, запускает процессы активного деления базалиоцитов, которые как известно формируют основу грануляций. Второй компонент - гидроксиэтилцеллюлоза выполняет роль биополимерной пленки удерживающей экспозицию первого компонента в ране.

Это дает основания говорить о направленной и обоснованной стимуляции безрубцового пути заживления. И, в отличие от мазей, не приводит к нарушению оттока раневого отделяемого и хронизации воспалительного процесса.

В подтверждении я покажу результаты исследований в ходе которых были получены данные о дозозависимом влиянии исследуемых молекул на жизнеспособность и процессы апоптоза клеток в культуре. 

Эти два графика говорят о том, что как ранний так и поздний апоптоз находятся в строгой зависимости от концентрации молекул. То есть репаративный процесс может быть управляемым.

При применении Цельгель отмечается равномерное формирование соединительной ткани по всему дефекту. Эпителизация происходит успешно — эпидермис имеет все признаки дифференцировки, дистрофически не изменен. Подкожная жировая клетчатка в воспалительные процессы не вовлечена. Клинически всегда отмечается, что покраснение и отечность кожи уменьшаются в первые сутки после нанесения, происходит реструктуризация дермы с нарастанием пула грануляций, стимуляция миграции и пролиферации фибробластов, кератиноцитов, эндотелиальных и других клеток, способствуя восстановлению эластичности кожи, сокращению времени восстановления, при отсутствии риска появления осложнений. Можно с уверенностью говорить о том, что ранозаживляющее средство Цельгель «запускает» механизмы физиологической репаративной регенерации, которые можно наблюдать на ряде примеров его использования при заживлении ран различной этиологии.

По результатам приеменения, уже более 10 лет подряд наш коллектив получает правительственные награды, а Цельгель входит в «100 лучших товаров России». 

 

Поговорим подробнее. 

Несмотря на достижения молекулярной биологии, современный уровень развития тканевой инженерии и возможности лабораторного синтеза факторов роста клеток недостаточны для решения главной задачи. Проблема восстановления утраченного кожного покрова при заболеваниях и повреждениях различной этиологии остается актуальной во всем мире. Повреждения кожного покрова являются самыми частыми проблемами со здоровьем, влияющими не только на состояние кожи, но также на психику пациента и качество его жизни. 

В России ежегодно около 9 млн пациентов переносят оперативные вмешательства, большинство которых протекает с травмами кожных покровов. У 8,7 млн человек ежегодно регистрируют заболевания кожи и подкожной клетчатки (данные Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения МЗ РФ). Говорить приходится не только о повреждениях кожи с малой тенденцией к заживлению. Как это может происходить, например, на фоне имеющихся нарушений реактивности кожи вследствие внешних или внутренних воздействий, по своей интенсивности выходящих за пределы адаптационных возможностей организма. Но и о так называемых «контролируемых» повреждениях после косметологических манипуляций, целью которых как раз и является стимуляция репаративных процессов в коже.

В любом случае конечной целью процесса ранозаживления является восстановление внешнего дефекта кожи. Однако естественный ход процесса может быть нарушен воздействием ряда неблагоприятных факторов. Так, в случаях обширных и глубоких ожогов, а также при раневых дефектах, обусловленных нарушением артериального или венозного кровообращения, в силу индивидуальных особенностей организм не способен самостоятельно завершить заживление раны, а доктору не хватает обоснований выбора того средства, которое максимально удовлетворит ожиданиям и, главное, будет соответствовать фазе ранозаживления.

Кроме того, представленное изобилие осложняет выбор доктора еще и тем, что данные препараты можно разделить на мази на жировой или гидрофильной основе, по составу на монопрепараты или комбинированные. При этом основными недостатками препаратов на жировой основе являются плохое высвобождение лекарственной субстанции и проникновение ее в глубь тканей, нарушение оттока раневого содержимого и герметизация раны. При заживлении обширных или глубоких ран эти препараты необходимо комбинировать с другими средствами лечения.

На сегодняшний день является бесспорным мнение, что любое ранозаживление — это комплекс мероприятий, направленных на все звенья патологического процесса с учетом индивидуальности каждого пациента и, конечно, этот процесс требует контроля и управления. Но при этом не обязательно, чтобы это были десятки ранозаживляющих мазей и средств. Возможности работать с компонентами, отвечающими на ожидания от ранозаживления, возможности сочетать их действия, а главное — удерживать принцип, при котором поврежденная ткань в каждый следующий момент времени будет получать необходимое с учетом индивидуальных особенностей кожи и фазы раневого процесса.

Отсутствие 100%-го решения в ранозаживлении является одним из стимулов в развитии биотехнологий, позволяющим значительно расширить диапазон методов лечения. Одно из перспективных и обнадеживающих направлений — это применение новых технологий, в частности разработка органопрепаратов, обладающих способностью к нейтрализации и элиминации патогенных микроорганизмов, хорошо проникающих в рану и обладающих репаративными свойствами.

И, в качестве демонстрации представлю оценку антибактериальной активности Цельгель, которую проводили по общепринятой методике «Определение чувствительности микробов к антибиотикам методом диффузии в агар с применением бумажных дисков» в отношении St. aureus 155, E. Coli 2290, B. cereus Jp 5832

Оценивая зоны подавления микробных колоний, нетрудно заметить выраженный бактериостаический эффект Цельгель.

Эти лабораторные наблюдения подтверждаются массой примеров использования Цельгель при заживлении ран различной этиологии.

Пример первый

Пациентка Д., 42 года, жалуется на поверхностные морщины, дряблость кожи шеи, «веснушки» на шее и области декольте, вертикальные складки в зоне декольте. Кожа тонкая, тонус снижен, подкожно-жировая клетчатка шеи и области декольте умеренно выражена, множественные поверхностные морщины кожи шеи, особенно заметные при поворотах шеи, две выраженные поперечные складки на коже шеи — «кольца Венеры», вертикальные умеренно выраженные складки между молочными железами. Диффузно на коже шеи и декольте светло-коричневые пятна диаметром 2–3 мм. Диагноз: хронологическое и фотостарение кожи шеи и декольте.

Для лечения возрастных изменений кожи и фотостарения шеи и декольте используется множество методов, все они могут быть взаимодополняющими и использоваться в комплексном лечении. Пилинги, биоревитализация, биоармирование, RF-лифтинг, ультразвуковой SMAS-лифтинг, фракционный фототермолиз кожи много лет находятся в арсенале косметологов для того, чтобы улучшить качество кожи, подверженной хроно- и фотостарению. Препараты для биоревитализации, биоармирования и параметры для аппаратных методик подбираются индивидуально, в зависимости от возраста, состояния и фототипа кожи. Кожа шеи и декольте является деликатной зоной, она истончается, теряет тонус, появляются морщины. Фракционный СО2 фототермолиз позволяет очень эффективно и радикально убирать морщины, складки, пигментные пятна, улучшать качество и тонус, уплотнять, подтягивать кожу даже за одну процедуру.

Обычно для реабилитации после аблятивного фракционного СО2 фототермолиза применяют гель «Куриозин», спрей «Пантенол», крем «Д-Пантенол», крем «Бепантен», крем «Бепантен Плюс» 3–5 раз в день 5–7 дней для обеспечения физиологических условий для заживления повреждений во 2-й и 3-й фазах раневого процесса. Пантенол быстро адсорбируется кожей и включается в процессы ранозаживления, стимулирует рост поверхностных слоев кожи. Ожидания от традиционной постпроцедурной реабилитации: уменьшение субъективных ощущений (зуд, жжение, стягивание обработанной кожи), сокращение фаз воспаления, предотвращение побочных эффектов и осложнений.

Ожидаемые результаты от фракционного СО2 фототермолиза: сглаживание морщин, складок, улучшение качества и тонуса кожи, уплотнение, подтягивание кожи.

Протокол проведения процедуры: аппарат фракционного СО2 фототермолиза Ultra Pulse компании Lumenis (США): Active-FX, Energy = 70–60 J/см2, Rate = 100 Hz, Pattern1 — Size5 — Density1, в режиме CPG.

В качестве реабилитационного лечения мы применяли Цельгель. Средство наносили 3 раза в сутки на протяжении 5 дней. Перед каждым нанесением геля участки обработанной лазером кожи очищались стерильными марлевыми салфетками, смоченными физиологическим раствором. Дополнительно с 4-го дня пациентка наносила крем «Бепантен» 2 раза в сутки для смягчения кожи и уменьшения чувства стягивания в течение 4 дней. В результате применения Цельгель мы получаем уменьшение покраснения и отечности уже к концу второго дня после процедуры. Корки с кожи шеи сошли на 5-й день, с зоны декольте — на 6-й.

Применение Цельгель обеспечило более быстрое заживление и снизило к минимуму риск рубцевания кожи после проведения процедуры фракционного СО2 фототермолиза.

Пример второй

Пациентка Л., 40 лет. Обратилась с жалобами на «дряблость» кожи шеи и декольте, «морщины сна» области декольте. При осмотре — кожа тонкая, тонус и тургор кожи снижены, умеренно выраженная подкожно-жировая клетчатка, видимые поперечные морщины области шеи, дермальные поперечные и продольные морщины и складки области декольте. Диагноз: хронологическое старение кожи шеи и декольте.

Ожидаемые результаты от лечения: от процедуры фракционного СО2 фототермолиза ждем сглаживания морщин, складок, улучшения качества и тонуса кожи, уплотнения, подтягивания кожи даже за одну процедуру.



Протокол процедуры: аппарат фракционного СО2 фототермолиза Ultra Рulse компании Lumenis (США), используемый сканер Active FХ, используемые параметры: Energy 50 mJ, Density 2, Rate 75 Hz., 5% крем «Эмла» для аппликационной анестезии.

Для постпроцедурного восстановления мы применяли Цельгель в монотерапии. Средство наносили 3 раза в сутки на протяжении 5 дней. Перед каждым нанесением геля участки обработанной лазером кожи очищались стерильными марлевыми салфетками, смоченными физиологическим раствором.

Применение Цельгель позволило нам уменьшить покраснение и отечность к концу второго дня после процедуры. Корки с кожи шеи сошли на 6-й день, с зоны декольте — на 8-й.

Результаты сочетанного применения фракционного СО2 фототермолиза с целью омоложения и Цельгель: более быстрое заживление, чем при традиционных средствах для реабилитационного периода, минимизация рисков рубцевания кожи после процедуры, профилактика риска присоединения «вторичной» инфекции.
 

Пример третий

Пациентка К., 44 года, с жалобами на избыток кожи верхних век в течение последних 3 лет, косметологический уход неэффективен. Операций, хронических заболеваний нет. Диагноз: птоз кожи верхних век.

Ожидаемые результаты от традиционного лечения в постпроцедурный период: отхождение корок на 5 день, что иногда приводит к травматизации шва, едва заметный рубец через полгода в виде тонкой белой полоски.



Протокол процедуры: лазерная блефаропластика верхних век с использованием в постпроцедурном периоде средства Цельгель.

Нанесение Цельгель начали со 2-х суток после операции и далее 2 раза в день. Предварительно кожа аккуратно очищалась стерильной марлевой салфеткой, смоченной в физиологическом растворе. Применялся гель на протяжении 7 дней.

В результате постпроцедурного восстановления с Цельгель в сравнении с применением традиционной постпроцедурной терапии нами выявлены следующие преимущества: корки держатся дольше (примерно на двое суток, то есть до 7 дней), за счет поддерживания защитной пленкой от геля — это позволяет меньше травмировать швы при снятии корок.

Использование средства после лазерной блефаропластики позволяет иметь после снятия швов меньшую отечность и меньшую гиперемию. Цельгель ускоряет заживление послеоперационных швов, усиливая регенерацию, и позволяет добиться высоких эстетических результатов
 

Пример четвертый

Пациентка О., 42 года, с жалобами на избыток кожи нижних век с провисанием в виде мешков. Указанные жалобы в течение нескольких лет, косметологический уход неэффективен. Диагноз: птоз кожи нижних век.

Рекомендуется оперативное лечение. Лазерная или обычная блефаропластика. Лазерная характеризуется наличием более выраженного раневого процесса из-за обугливания краев раны.

Стандартное лечение: обычно рекомендуется обрабатывать швы 40%-м раствором спирта.

Ожидаемые результаты от традиционного лечения в постпроцедурный период: отхождение корок на 5-й день, что иногда приводит к травматизации шва, едва заметный рубец через полгода в виде тонкой белой полоски.

Протокол процедуры: лазерная блефаропластика верхних век, с использованием в постпроцедурном периоде средства Цельгель.

Наносили Цельгель на 2-й день после операции и далее 2 раза в день. Предварительно кожа аккуратно очищалась стерильной марлевой салфеткой смоченной в физиологическом растворе. Применялся гель на протяжении 7 дней.

В результате постпроцедурного восстановления с Цельгель в сравнении с применением традиционной постпроцедурной терапии нами выявлены следующие преимущества: корки держатся дольше (примерно на 2-е суток, то есть до 7 дней), за счет поддерживания защитной пленкой от геля — это позволяет меньше травмировать швы при снятии корок.

Использование средства после лазерной блефаропластики позволяет иметь после снятия швов меньшую отечность и меньшую гиперемию. Цельгель ускоряет заживление послеоперационных швов, усиливая регенерацию, и позволяет добиться высоких эстетических результатов.

Пример пятый

Пациент С., 40 лет. Наступил коленом в жидкий азот, который в свободном виде находился на полу, простоял около 30 секунд. Диагноз: локальное отморожение, II ст.

Стандартное лечение: при 2-й стадии отморожения кожа пузырей и вокруг них обрабатывается спиртом, пузыри вскрываются, эпидермис удаляется. Накладывают повязки с мазью «Левомеколь», с 1%-м раствором йодопирона через день. По снятии повязки переходят на физиотерапевтические процедуры. Для профилактики инфекции вводят антибиотики (пенициллин по 2 000 000 ЕД 4 раза в сутки, стрептомицин по 500 000 ЕД 2 раза в сутки). Ожидаемые результаты от традиционного лечения: восстановление в течение 2 недель.

Протокол процедуры: нами в качестве постпроцедурной терапии применялся Цельгель в монорежиме. Наносить Цельгель начали на 2-й день после операции 2 раза в день. Предварительно кожа аккуратно очищалась стерильной марлевой салфеткой, смоченной в физиологическом растворе. Сверху наносилась стерильная марлевая повязка. Применялся гель на протяжении 7 дней.

В результате применения Цельгель мы выявили следующие преимущества. Сформировалась корка на 5-й день после начала применения геля. Корка защищала от травматизации рану, что позволило получить хорошие грануляции и, как следствие, более быстрое заживление.

Таким образом, применение Цельгель в монорежиме способствовало восстановлению повреждения за 12 дней без формирования рубцовой ткани.

Пример шестой

Пациент Г., 5 месяцев. Травма за час до обращения, ожог горячей водой. Показание к пересадке кожи на 3–4-й неделе. Диагноз: термический ожог нижних конечностей, стоп I–II-IIIА-IIIБ степени S-6% (2 см2).

Традиционное лечение: перевязки под наркозом. Применяется под повязки мазь «Левомеколь», раневые покрытия «Бронолинд Н», растворы йодопирона 1%, крем «Дермазин», мазь «Эбермин». Ожидаемые результаты от традиционного лечения: средний срок эпителизации II степени 10–14 дней. Средний срок эпителизации IIIА степени и формирование грануляций составляет 21 день. Ожоговые раны IIIБ могут требовать оперативного лечения (аутодермопластика), сроки возможной самостоятельной эпителизации — более 30 дней.

В лечении мы используем Цельгель. Нанесение Цельгель осуществлялось под стерильные марлевые повязки, перевязки выполнялись через день. За время лечения выполнено 10 перевязок.

В результате происходит эпителизация ожоговых ран II степени за 7 дней, что быстрее, чем при традиционном лечении. В области ожоговых ран IIIА степени сформировался тонкий струп, светло-коричневого цвета, секвестрация которого произошла на 7–10 день, эпителизация ожоговой раны IIIА степени и формирование грануляций произошло на 15-й день, что также меньше стандартных сроков при традиционном лечении. На 19-й день лечения ожоговые раны IIIБ степени эпителизировались за счет краевой эпителизации.

Таким образом, применение Цельгель позволило получить более быструю эпителизацию ран; формирование в области ожоговых ран IIIА и IIIБ степени в течение 6 месяцев мягкого, эластического рубца, не ограничивающего функцию стопы; отсутствие зуда в области восстановленного эпидермиса ребенка, исключить необходимость проведения аутодермопластики.

Пример седьмой

Пациентка Б., 9 лет. Ожог вследствие длительного механического воздействия на высокой скорости (руку затянуло в беговую дорожку). Обратились за медицинской помощью только через 10 дней. Диагноз: ожог правой верхней конечности кисти IIIа, b степени, S = 0,5%. Ожог IIIб относится к глубоким ожогам, с повреждением всех слоев кожи, подкожной клетчатки, мышц. В отдельных случаях выполняется аутодермопластика.

Стандартное лечение: перевязки под наркозом. Применяется под повязки мазь «Левомеколь», раневые покрытия «Бронолинд Н», растворы йодопирона 1%, крем «Дермазин», мазь «Эбермин». В отдельных случаях выполнение аутодермопластики. Ожидаемые результаты от традиционного лечения: средние сроки грануляции — 21 день. Выписка из стационара на 30–35-й день.

Применение Цельгель начато после выполнения некрэктомии. Наносили 1 раз через день под повязку с предварительной обработкой водным раствором фурацилина.

Лечение в случае применения Цельгель дало нам формирование грануляций на 7-й день после обращения, что позволило выполнить аутодермопластику. На 21-й день лоскут кожи прижился, рана эпителизирована полностью. Пациент выписан.

В результате применение Цельгель способствовало быстрому формированию грануляций (7 дней, при традиционном лечении — 21 день), что позволило выполнить аутодермопластику через более короткий срок.

В итоге это позволило сократить сроки госпитализации, несмотря на позднее обращение за медицинской помощью (через 10 дней после получения травмы).


 

Пример восьмой

Пациент А., 45 лет. Травма за 5 суток до обращения, ожог пламенем. ДЗ: термический ожог левой верхней конечности IIIб — IV степени S-3%. Стандартное лечение: перевязки под наркозом. Применяется под повязки мазь «Левомеколь», раневые покрытия «Бронолинд Н», растворы йодопирона 1%, крем «Дермазин», мазь «Эбермин». В отдельных случаях выполняется аутодермопластика или ампутация конечностей.

Ожидаемые результаты от традиционного лечения: средний срок формирования грануляций при ожоговых ранах IIIБ — IV степени составляет 21 день. Средний срок пребывания в стационаре пациентов с глубокими ожогами — 30–35 дней.

Лечение ожога проходило с применением средства Цельгель. За время лечения выполнено 15 перевязок с Цельгель. Учитывая локализацию, площадь и глубину поражения после нанесения геля накладывались стерильные марлевые повязки, перевязки выполнялись 1 раз в 2 дня.

В результате лечения Цельгель в области ожоговых ран IIIБ — IV степени сформировались яркие, сочные грануляции на 15-й день с момента травмы. Перевязки под наркозом проводились только при первой и второй процедуре. На 17-й день лечения выполнена аутодермопластика расщепленным, перфорированным кожным лоскутом. Аутотрансплантаты прижились, перфоративные отверстия под действием Цельгель эпителизировались за счет краевой эпителизации за 5 дней. Донорская рана на левом плече эпителизировалась за 5 дней.

При применении Цельгель в области ожоговых ран IIIБ — IV степени сформировались мягкие, эластические рубцы, не ограничивающие функцию локтевого сустава левой верхней конечности.

Мы отмечаем преимущества применения Цельгель при лечении ожогов, а именно более короткие сроки эпителизации ран, что, как следствие, позволило уменьшить срок госпитализации пациента на 10 дней!


 

Пример девятый

Пациентка И., 35 лет. Получила травму горячим маслом. Обратилась через сутки после ожога. Раны представлены влажно-высыхающим струпом коричневого цвета. Диагноз: термический ожог ягодиц II–IIIа, b степени, S = 8%. Стандартное лечение: перевязки под наркозом. Применяется под повязки мазь «Левомеколь», раневые покрытия «Бронолинд Н», растворы йодопирона 1%, крем «Дермазин», мазь «Эбермин».

Ожидаемые результаты от традиционного лечения: Средние сроки грануляции — 21 день. Выписка из стационара на 30–35-й день.

Проводилось лечение с применением Цельгель. Через 6 суток после получения травмы была выполнена некрэк- томия. Применение Цельгель начато с 6-х суток. Наносили гель через сутки под стерильную повязку. Было проведено 10 перевязок. Ежедневно на протяжении всего лечения: «Фраксипарин» — п/к, «Цефотаксин» — в/м и «Ципрофлоксацин» в таб. перорально. Результаты лечения в случае применения Цельгель:  за 15 дней эпителизировалась IIIа ст., сформировались грануляции. На 16-й день выполнена аутодермопластика. На 26-й день трансплантаты прижились, раны эпителизированы полностью. Пациент выписан.

Применение Цельгель позволило сократить сроки эпителизации ран (с 21 дня до 15 дней) и, как следствие, сократить сроки госпитализации пациента (на 5–10 дней).



Пример десятый

Пациентка Е., 83 года, с Ds: закрытый чрезвертельный перелом правой бедренной кости со смещением отломков. До проведения операции правая нога и область малого таза были загипсованы. Вследствие этого образовались пролежни ягодичной области. Диагноз: пролежни ягодичной области. Воспалительно-регенеративная стадия.

Ожидаемые результаты от традиционного лечения: длительные сроки лечения (вторичное заживление). Часто требуется выполнение некрэктомии и пластики кожным лоскутом.

Лечение проводилось с применением Цельгель. Наносили средство 1 раз в день, вечером, перед сном. Крестцово-ягодичную область сначала обрабатывали раствором 0,9% NCl, подсушивали и наносили тонким слоем Цельгель, раневые поверхности закрывали асептическими повязками. В течение недели ставили обезболивающее, а на следующей неделе обезболивающее уже не понадобилось.

Результаты лечения в случае применения Цельгель: наблюдения показали, что мелкие раны затянулись уже через 2–3 дня, и началось послойное восстановление крупных элементов. Через месяц после применения Цельгель ткани крестцово-ягодичной области полностью восстановились.

Таким образом применение Цельгель позволило сократить сроки заживления повреждений кожи, исключить необходимость оперативного вмешательства, обеспечить комфортность пациента в период заживления (дополнительно проводилось обезболивание только в течение первой недели.


 

Пример одиннадцатый

Пациент В., 59 лет. За 7 месяцев до обращения за помощью завершил курс близкофокусной рентгенотерапии по поводу базальноклеточного рака кожи кончика носа (СОД 62 Гр). Язва, а затем и явления перихондрита развились спустя 6 месяцев после окончания лечения. Причина — механическое повреждение кожи в зоне лучевого воздействия. Консервативное лечение у отоларинголога без эффекта. Диагноз: базальноклеточный рак кожи носа T1N0M0, I St, 3-я клиническая группа. Состояние после лучевого лечения. Поздняя лучевая язва, перихондрит хрящей кончика носа.

Стандартное лечение: аппликации 5–10% раствора димексида 2 раза в день в течение 3–4 недель; повязки с эмульсией «Синтозон» 1–2 раза в день в течение 4–6 недель; островковая кожная пластика на грануляции лучевой язвы; иссечение лучевой язвы с пластикой язвенного дефекта.

Ожидаемые результаты от традиционного лечения: продолжительность лечения каждой фазы раневого процесса при поздних лучевых язвах составляет в среднем от 4 до 6 недель.

В результате традиционной терапии полного заживления удается добиться только у пациентов с небольшой площадью лучевой язвы.

Лечение с применением Цельгель. Перед началом применения Цельгель с целью очищения раны проведено лечение мазевыми повязками с мазями «Левомеколь» (1 неделя) и «Банеоцин» (1 неделя). После отторжения гнойно-некротических масс (2 недели с момента начала лечения) и стихания острой фазы воспаления назначен Цельгель. Средство наносилось на раневую поверхность в режиме 1 раз в день (под тонкую стерильную повязку). Длительность всего курса лечения составила 5 недель.

В результате применения Цельгель достигнуто полное заживление лучевой язвы в течение 3 недель с момента начала применения препарата, но ввиду очагового некроза хряща, произошедшего до начала лечения, заживление завершилось с формированием точечного сквозного дефекта и тонкого атрофического рубца на кончике носа.

Пример двенадцатый

Пример тринадцатый

Пример четырнадцатый и пятнадцатый

Пример шестнадцатый

Пример семнадцатый

Пример восемнадцатый