мои проекты
Фото Видео Блог Книги
Сергей Гольцов
борюсь с духовной и материальной нищетой
РУС | ENG

Ханты, ненцы и... масаи!

Не случайно в Африке каждый из тех, кто там был, видит что-то свое. Совершенно точно известно, что Африка является колыбелью человечества. Здесь в ущелье Олдувай на севере Танзании были обнаружены самые древние останки человека, жившего на земле.

Отправившись в продолжительную этнографическую экспедицию в качестве врача, и выполняя свои профессиональные задачи, я увидел Африку глазами ученого.

Мне показалось, что именно здесь сосредоточены первозданные знания человечества, которые мы открываем для себя вновь. Оговорюсь, что путь был не легок, но это только добавляло эмоций и ощущения того, что ты путешественник.

Солнечная погода сменялась дождями, а более или менее нормальная дорога, саванной

Во время экспедиции я провел сразу несколько параллелей между той работой, которой я занимаюсь, как руководитель тюменского криобанка, и тем, что увидел на африканском континенте. В кратце расскажу о криобанке и для чего он нужен. В России насчитывается десяток криобанков, имеющих лицензию, один из них — в Тюмени. Приятно осознавать, что мы идем в ногу со временем, учитывая то на сколько серьезная структура открывается в Тюмени.

В этом году Тюменский криобанк получил лицензию на консервацию или хранение стволовых клеток. Стволовые клетки были открыты чуть менее 100 лет назад, но именно сегодня им придается огромное значение, как известно, стволовые клетки во всем мире пытаются использовать для лечения различного рода заболеваний, дефектов кожи, при лечении инсультов, рассеяного склероза, при травмах позвоночника и заболеваниях, которые на сегодняшний день считаются неизлечимыми. На данный момент эксперименты на животных и добровольцах, которые проводились в Англии и в США являются лучшим свидетельством того, что стволовая клетка действительно хранит в себе огромное количество биологических компонентов, способных восстанавливать организм человека.

На самом деле все очень просто: стволовые клетки находятся в крови пуповины, которая во всех роддомах является отходом класса В, и которую в свою очередь принято безжалостно сжигать. Стоит отметить, что стволовые клетки приносят наибольшую пользу тем людям, у которых они были взяты при рождении. Есть наработки по использованию стволовых и эмбриональных клеток при лечении других людей, но все же лучшие результаты они приносят именно тем, у кого они были взяты. И здесь актуальным является вопрос хранения стволовых клеток, с целью их использования, при необходимости, в будущем.

Вам может показаться странным, но между криобанком, стволовыми клетками и такими племенами, как датоги, масаи, барабаиг, много общего. Эти племена очень древние и за многие века сохранили самую большую ценность — знания.


При всей своей кажущейся отсталости — они удивляются от зеркал, не знают, что такое фотоаппарат и уж тем более интернет — на самом деле те же датоги в отличие от нас глубоко убеждены в том, что знания — это величайшая ценность на земле. Спросите у нас, и девять из десяти начнут перечислять, что для них самое ценное: деньги, недвижимость, положение в обществе и только люди старой закалки, читающие люди скажут вам, что самая величайшая ценность — это все-таки знания. И что самое интересное, африканские племена сохраняют эти знания, передают их из поколения в поколение, преумножают их, и это обуславливает непрерывность развития их культуры на протяжении веков.

К моему удивлению знахари (выполняющие роль врачей в племенах) знают, что нужно делать с пуповиной при рождении ребенка. Не обладая знаниями о стволовых клетках, тем не менее они откуда-то знают об их удивительных возможностях к восстановлению организма человека, оздоровлению, улучшению иммунитета.

После родов у младенца оставляют отросток пуповины длиной 5–7 см, пока он сам не отсохнет и не отпадет. Саму пуповину не сжигают, к ней относятся бережно, как к святости. Одни народности ее сушат, делают из нее веревочки, и когда становятся взрослыми, вплетают высушенную пуповину в одежду, заплетают в волосы, подвешивают к своему жилищу, верят в то, что она придает им магические силы. Не менее бережно относятся к пуповине и наши северные народности.



Интересно, что примерно то же делают с пуповиной после родов ханты и манси. Они укладывают пуповину в берестяную колыбель. Из старой бересты делается колыбель не только для ребенка, но и вместилище для пуповины. На хантыйском языке оно называется «пуклем савум». На мансийском — «няврен сам». У ханты и манси считается, что младенец находися во власти нечистой силы, во власти духов земли до момента пока остаток пуповины не засохнет и не отпадет сам.

Как ученый, я был поражен этими традициями. Что интересно, в криобанке мы провели исследование со стволовыми клетками, находящимися в пуповинной крови, естественно при одобрении этического комитета и соблюдения всех формальных разрешительных процедур. Так вот, после высушивания стволовых клеток на их поверхности остается вещество, которое обладает мощнейшим противовоспалителным антибактериальным и репаративным (восстанавливающим) действием. И это через год после высушивания!

Находясь в Африке, я понял, что живущие там племена, не обладая знаниями о клеточных технологиях, не имея дорогостоящей аппаратуры для изучения стволовых клеток, они пришли к тем же знаниям задолго до нас благодаря поступательному развитию, умению заимствовать и подсматривать у природы.



У нас и африканцев разные условия проживания, разная природа вокруг и условия жизни. Но, первозданная основа практически идентична что у африканцев, что у ненцев, хантов, масаев, датогов, если говорить о таких ценностях как рождение ребенка, роль женщины, отношение к скоту, которому придается не меньшее значение, чем пуповине. Нам очень сложно будет правильно понять, как будет счастлива супруга, когда муж назовет ее… скотиной. Для женщины из племени масаи это будет самый большой комплимент, равносильный признанию в любви и вечной верности. Африканцы не строят ферм, они живут по принципу достаточности, зная на подсознательном уровне, сколько им нужно от природы. В отличие от нас они не берут от природы ничего лишнего.



Их рацион питания меня тоже удивил, уже как врача. Питаются масаи кровью скота, смешивая ее с коровьим и реже козьим молоком. Так же как и наши ханты, они едят сырое мясо. Удивительно и то, как они его готовят — его не жарят, не варят, они его подвешивают к крыше хижины и вялят. Еще одна параллель с нашими коренными народами Севера! Чаще всего масаи пьют свежевыпущенную кровь скотины.

Делается это двумя спосбоами: либо во время забоя скотины, либо у живой скотины перерезается острым ножом на ноге в определенном месте артерия. Полученную кровь тут же смешивают с молоком и пьют, а ранку замазывают навозом. И скотина продолжает жить. Точно так же мы получаем у барана эритроциты для лабортаторных исследований. С точки зрения науки употребление в пищу крови вполне объяснимо — это необходимый для жизни набор белков, который укрепляет иммунитет, запускает в организме определенные реакции, направленные на восстановление поврежденных тканей и внутренних органов, на избавление от мутаций, которые происходят в нашем организме ежесекундно и могут приводить к раковым и прочим заболеваниям. Может быть поэтому масаи, которые пьют свежую кровь, живут по 90 лет.



Нужно понимать, что питье свежей крови для африканцев это многовековая культура, которая передается из поколения в поколение. Если же нам взять и поменять рацион питания, то будет не лучше, а только хуже. У нас тоже своя культура потребления пищи, и составляющих ее белков, жиров, углеводов и менять ее, особенно резко, чревато.
Но, самое интересное, когда заболевает взрослый представитель племени датогов, масаев, что делает местный знахарь кроме того, что бьет в бубен и поет песни, отгоняя злых духов? Он идет — не поверите! — в то место, где после рождения была спрятана пуповина и плацента заболевшего человека. Только он знает, где она спрятана, что с ней нужно делать, чтобы облегчить человеку страдания. Он передает свои знания — чаще всего своим детям — из поколения в поколение. В этом и ценность знахаря, который следит за здоровьем племени.

Знахарь дастает высушенную за многие годы пуповину и плаценту, смешивает ее — думаете с чем? — с молоком! Молоко в данном случае является биополимером. Не поверите, но еще задолго до экспедиции мы изготовили лекарственный препарат для лечения пролежней — Цельгель.

В своей основе он ТОЖЕ содержит два основных компонента: стволовые клетки животного — и биополимер — карбоксиметилцеллюлозу, на которой эта стволовая клетка фиксируется для ее стабильного состояния, как на матрице. В свое время это было одно из открытий нашего криобанка. Так вот знахарь берет молоко (биополимер) и растворяет в нем высушенную пуповину, таким образом фиксируя активные вещества, необходимые для организма. И судя по всему, эффект от такого снадобья есть, иначе знахарь не был знахарем. Увиденное мною еще больше заставило уверовать в то, чем мы (сотрудники Криобанка) сейчас занимаемся, позволило мне взглянуть на изучение клеточных технологий под другим углом, с точки зрения природы.

И я думаю, что во время следующей экспедиции африканский континет позволит мне еще больше приоткрыть завесу тайны, которую природа очень тщательно охраняет от человеческих глаз, от микроскопов и других технических методов исследования. Я убежден в том, что Африка кроет в себе большое количество тайн, которые человечеству предстоит открывать в течение длительного времени. Не случайно именно Африка всегда привлекала крупных политических деятелей, влиятельных вождей государств. Интересовался Африкой Наполеон, интересовался Африкой Гитлер, интересовались Африкой римские императоры. Заметьте, их интересовал не Китай, хотя мы все прекрасно знаем, что китайцы еще 5 тысяч лет назад изобрели письменность и бумагу, а именно Африка. Наверное, это связано с тем что Африка является неким хранилищем знаний. Не ценностей и ископаемых, которые есть в отдельных странах и из-за которых возникают конфликты, а именно хранилищем культурных ценностей, поэтому свою Африку можно открывать всю жизнь.

Что касается Тюменского криобанка, то 25 апреля этого года в Тюмени состоится его открытие, как научно-производственного объединения и хранилища стволовых клеток. Открытие в Тюмени криобанка не случайно. Правительством Тюменской области в нашем регионе созданы все условия для того, чтобы заниматься наукой. Наука — это очень дорогостоящее и редко окупаемое занятие, и, конечно же, наука всегда датировалась, формировалась благодаря меценатам, и на сегодняшний день она развивается благодаря венчурному инвестированию, которое может как принести прибыль так и оказаться безрезультатным. Но в любом случае это получение новых знаний, а это главный результат.

Сегодня, в регионе созданы все условия которые позволяют таким бизнесменам и меценатам как Павел Митрофанов осуществлять венчурное инвестирование, верить в эти технологии и выделять денежные средства на разработки таким ученым, как профессор Юрий Суховей и нашей команде молодых специалистов — клеточных биологов, иммунологов и дерматологов, это позволяет покупать дорогостоящую аппаратуру и работать с биологическим материалом, готовить почву для новых открытий.



Криобанк по сути это высокотехнологичный управляемый низкотемпературный холодильник. Дело в том, что живая ткань будь то орган, мышца или кожа работает в четком взаимодействии с другими органами и тканями и все клетки плотно соединены между собой. В момент замораживания клеток при температуре минус 196 градусов происходит фаза кристаллизации, клетки кристаллизуются, при этом структура клеток не разрушается, а лишь останавливается их деятельность на бесконечно продолжительное время. Существует специальная технология, которая позволяет размораживать живую ткань без ее разрушения. Для этого мы используем програмные замораживатели, которые в момент фазы кристаллизации ткани дают избыточный холод. И для того чтобы вернуть ткань снова к жизни, по этой же температурной кривой ее снова можно разморозить. Таким образом в условиях криобанка на сегодняшний день можно заморозить и сохранить абсолютно любую живую ткань и либой орган.

Помимо научной деятельности криобанк получил все необходимые лицензии на оказание услуг населению, в частности, на криконсервирование пуповиной крови и спермы. «Для чего это нужно?» — спросите вы меня. К примеру, идет молодой человек на лечение по какому-то виду онкологического заболевания, подвергаются химической или рентгенотерапии. После такого рода воздействий благодаря современным заслугам онкологии человек будет жить и будет жить долго, он забудет про свой рак, но, к сожалению, родить детей он уже не сможет, потому что многие методы лечения влияют на процессы спермообразования. Криобанк предоставляет возможность до начала лечения молодому человеку сдать сперму для ее дальнейшего консервирования. И как только произойдет процесс излечения при желании зачать здоровых полноценных детей можно в любой момент обратиться в криобанк и разморозив свою сперму использовать ее по назначению. В Санкт-Петербурге был случай, когда молодой человек по настоянию своей матери сдал сперму, но был неизлечимо болен, медицина была бессильна ему помочь. Он умер. Его мать взяла сперму из криобанка и благодаря суррогатному материнству родила внука от умершего сына. Это абсолютно достоверный факт.

Вторая лицензия как раз дает нам право на консервацию пуповинной кови, в которой находятся стволовые клетки. На сегодняшний день официально разрешенных технологий применения стволовых клеток крайне мало, но тенденция такова, что сейчас в Англии, в США и в России в рамках закона о биомедицинских клеточных технологиях это направление очень активно развивается, и через 5–10 лет этих технологий будет очень много. Это технологии восстановления кожи, технологии восстановления спинного мозга после травм позвоночника, технологии восстановления головного мозга после инсульта, при рассеянном склерозе, при инфаркте миокарда. Огромное количество технологий существует в Израиле, и в ближайшее время они будут и в России. И здесь важно подчеркнуть, что если сегодня при родах эти стволовые клетки, находящиеся в пуповинной крови, не законсервировать, то на эти технологии в случае серьезного заболевания вряд ли можно будет рассчитывать. Хотя возможны и исключения. Примечателен один случай. В США у молодой пары родилась девочка, которая была безнадежно больна лейкозом, и для того чтобы ей восстановить клеточный состав, необходимы были стволовые клетки, но к сожалению, при родах их никто не думал консервировать. Где их взять? Вернуться назад на машине времени? Но это невозможно. У мамы и у папы не взять. Врачи рекомендовали родителям родить еще одного ребенка, родился братик, у него были взяты стволовые клетки. Они оказались идентичными. Таким образом младший братик спас свою сестру — это факт, который имеет мировую известность.

Сегодня криобанк оснащен всем необходимым оборудованием и специалистами для проведения криоконсервации на международном уровне, для того, чтобы воспользоваться этой услугой, необходимо в процессе беременности обратиться в криобанк для составления договора, специалист дает консультацию, выдаст пакет участника Программы криоконсервации, содержащий одноразовый инструментарий и акушерка в роддоме после принятия родов пережимая пуповину, перерезерает ее и складывает в специальный контейнер. Наш специалист находится в приемном отделении, чтобы после родов отвезти контейнер с пуповиной в криобанк. В криобанке проводится ряд манипуляций, фиксирующихся на видеокамеру, готовится паспорт крови и другие документы, после чего контейнер с пуповинной кровью помещается в жидкий азот и хранится в банке бесконечно долго. Примерно так, как у коренных народов Севера и южных масаи — во благо здоровья детей и будущих поколений…