мои проекты
Фото Видео Блог Книги
Сергей Гольцов
служу искусству врачебного сомнения
РУС | ENG

Знакомство с аяуаской

В любой культуре есть ритуалы, некоторые из них ориентированы на улучшение здоровья, как физического, так и психического. Опытом участия в одном из них я хочу поделиться.

В амазонских джунглях (сельве), в многовековой культуре племени индейцев Шипибо, есть употребление напитка аяуаска (отвар из лианы), в состав которого входит довольно мощный галюциноген. Да вы почитайте в интернете, много интересного обнаружите... я не об этом.

По приглашению шамана, мне довелось принять участие в ритуале. Сразу оговорюсь, в Перу это действо не запрещено законодательно, поскольку является элементом традиционной медицины и культуры, тем более, что своей уникальностью это привлекает гостей из других стран, ищущих оздоровление и приют духовных скитаний. Наша исследовательская тропа не могла быть проложена мимо этого культурного феномена.

Из сведений, что открыла всемирная сеть и по рассказам тех кто пробовал, ожидалось, что это будет путешествие в потусторонний мир длительностью четыре часа, обязательная встреча с когда то жившими родственниками, расширение сознания до четырёхмерного пространства, непременный вход в нирвану, озарение и при этом будет сопровождаться общим оздоровлением, избавлением от глистов, хронических болезней и душевных недуг. Как же тут устоять?

В назначенное вечернее время, когда последние лучики солнца, словно нехотя уползли в чащу леса, из которой сразу же полилась какофония ночных звуков джунглей, всех участников церемонии собрали в довольно приличном и очень большом шатре, где спокойно разместились 18 человек и шаман. После нескольких ритуальных действий и гашения свечей, освещавших шатер, каждому участнику налили по полстаканчика магического зелья по вкусу напоминающего богатейшую смесь трав и пряностей, а по консистенции как очень дорогой бальзам с приятным веусом и невероятно длительным послевкусием. А, вот ещё что, чуть не забыл - нас предупредили, что обязательным событием во время процедуры, будет... рвота и, простите, понос. Ну, думаю, не такая уж и большая плата за вход в нирвану.

И, началось... я, как исследователь, засёк время и, удобно расположившись на матрасике, принялся ждать, концентрируясь на происходящем в окружающей темноте. Слева от меня расположился какой то господин, судя по одежде, фенечкам, седой волосатости, собранной в косички, и манере поведения - очень продвинутый в шаманских делах. Надо отметить, что подавляющее большинство участников церемонии были достойные всяческих восхищений люди, со всех уголков планеты специально приехавшие к шаману, кто за оздоровлением, а некоторые за расширением сознания. Друзья, правда, всё это выглядело очень серьёзно. Однако...

Продолжая ждать, поглядывая на часы, я вспомнил, как известнейший русский путешественник Николай Николаевич Миклухо-Маклай, в своих трудах описывал действия опиума, проверяя его на себе, выкурив почти три десятка трубок подряд, при этом ведя дневник своих ощущений и состояний... Моё воображение мигом перенесло меня в образ великого путешественника-исследователя и, примерно час я размышлял об этом волнительном воспоминании, но... вдруг, аюуаска подействовала!

Рано обрадовались, нет-нет, не на меня, а на одного из участников, что напротив. Это было ознаменовано его радостной рвотой в таз. Мои грезы как ветром сдуло! Думаю, вот дела, сейчас шаман встанет и как скажет голосом командира самолета, дескать, нет ли среди пассажиров врача?! Вот я и устроюсь тут на реанимацию 18 иностранцев...

Но, другая мысль не давала покоя ещё раньше. Давно подозревал, что у меня масса недостатков, но никогда бы не подумал, что один из них зависть. Слушайте, друзья, я прямо обзавидовался этому парню, что так смачно блеванул. Вот же думаю свезло, он уже наверное в четырёхмерном измерении, вот и рвёт его сердешного. А я, видимо, дефективный какой то, сижу второй час, и ни в одном глазу.

Но, тут вмешался прошаренный господин слева, этот видимо сразу, без блевучки, рыбкой нырнул в пространственно-временной континуум, и уже у входа в нирвану решил притормозить и... спеть песню. Не прошло и полутора часов, от насала, как он, шумно повздыхав, немного посвистев губами и почмокав, видимо настраиваясь в тональности, затянул что то из этнического фольклора индейцев. Зависти моей уже не хватало места. Моя самооценка рухнула в бездну пропасти. Что же это такое? Мне что, подсунули несвежий напиток? Так нет же, с одного термоса лакали... так почему же я не пою и не блюю?! Когда же до меня то дойдёт?

От прослушивания песнопений, к которым кстати, подключилось ещё несколько участников, меня отвлек другой господин, который вдруг вскочил и, с трудом удерживаясь на ногах, побрел в... отхожее место, судя по характерному запаху оказавшееся не так далеко от шатра. За ним, потянулись еще несколько - это убило меня напрочь! Как же так? Одни, знаете ли, дрищут вдоволь коллективом, другие блюют себе всласть, третьи, ни с того ни с сего, музицировать начали... как в анекдоте, когда пациент спрашивает:
– Доктор, а я буду играть на скрипке после операции?
– Конечно, отвечат доктор.
– Ой, как здорово, а раньше я и не умел вовсе.

А как же я? Между прочим, как и все люди, которые не умеют петь, я очень это люблю. Кроме того, в студенчестве, по редкому случаю гулянок, я всегда побеждал в конкурсе заводной игрушки-блевунчика, а про третье проявление умолчу, но уверен, что и в этом я смог бы себя проявить. Ради расширения границ сознания, а почему бы и нет?!

Так нет же, третий час пошёл, а я как выхухоль из норы, пялюсь на всех и вся, чувствуя себя чужим на этом празднике жизни. Захотелось вскочить и заорать, эй ну дайте еще мне, что ли! Возьмите и меня полетать, я тоже всё это умею, у меня получится не хуже... А между тем, ритуал близился к концу, шаман уже охрип, и судя по тому, что стал слышен храп - все уже налетались в космосе, хорошенько облегчившись, а я не только не увидел иное измерение, но даже не принял участие в коллективном избавлении от нечистот. Вообщем, расстроился я, сильно...

Но, как потом мне сказал руководитель и автор нашей исследовательской экспедиции, профессор Теслинов:
- Сергей, ваша осознанность реальности мира гораздо выше этих ритуалов, а профессиональная рациональность мышления никогда не позволит вам принять кем то придуманную и веками культивированную традицию. Вам, как и всем настоящим исследователям, нужны более сильные вызовы - те, что по настоящему волнуют ищущий разум, и это далеко не биохимия галюциногенов.

Понятно, что кто то из участников церемонии получил гораздо больше в этом диалоге культур, я не склонен критиковать и даже больше скажу, что это невероятно богатый опыт, как для тех, кто приехал, так и для шамана - носителя многовековой традиции.

Обрадовало меня также и то, что некоторые мои коллеги по экспедиции, которые были приглашены к участию в церемонии, также как и я сам, остались только лишь в состоянии недоумения от обманутых ожиданий от знакомства с аяуаской. И мы, в добром здравии, хорошем настроении и активной исследовательской позиции, продолжили экспедицию изучающую закономерности развития культур по маршруту Перу-Боливия.

Ещё в блоге:

Соль величия
Соль величия

Не знаю, чему больше удивляться – тому, что увидел или тому, что узнал? Нет ответа у меня на этот вопрос, но, как человека от примата отличает способность делиться, так и меня тянет разделить увиденное с вами, дорогие друзья и подписчики.

Читать далее...

Маски. Часть первая: лица вечности
Маски. Часть первая: лица вечности

Экспедиция Живая Параллель, как её первая часть – Science в Перу, так и вторая – Experience в Боливии, закончились.

Читать далее...

Гориллы–«убийцы»

В подборке утренних новостей в мире, читаю сегодня новостную заметку о том, что «в очередной раз самец гориллы убил человека…» Поразительная однобокость посыла! Теперь большинство людей, читающих хотя бы по утрам, будут думать, либо усилят свои представления, об агрессии этих исчезающих, как вид, приматов. Это вызвало во мне желание рассказать, как однажды, 7 лет назад, находясь в составе экспедиции Живая Параллель в Африке, будучи в коротеньком переходе через джунгли Руанды, наш проводник вдруг резко остановился и быстром движением руки остановил всю шеренгу исследователей. Читать далее...

Неслучайно, только в Риме, он мог писать и думать о России
Неслучайно, только в Риме, он мог писать и думать о России

«О России я могу писать только в Риме. Только там она представляется мне вся во всей своей громаде», — Гоголь писал Плетневу, тому, который, между прочим, познакомил его с Пушкиным. Почему не где-нибудь, а именно в Риме, именно в Италии? Ну ведь не из-за любви же к хорошей обуви, страсти, от которой Гоголь не избавился до самой смерти. Если нет, тогда скажите, где найти сил сдержать себя? Как не возразить писателю? Разве что, здесь, в России, среди бескрайности земель и душ написать об Италии? Но ведь нет ничего… сложнее