мои проекты
Фото Видео Блог Книги
Сергей Гольцов
борюсь с духовной и материальной нищетой
РУС | ENG

В поисках затерянного во времени племени

Социальная зрелость – благодать! Она была с нами, удерживая нас от неизбежных в таких обстоятельствах конфликтов и каждое утро открывая объятия друг для друга.

Профессор Теслинов А.Г., организатор экспедиции Живая Параллель, 2013 в Папуа

 
 
 

Почитать и посмотреть опубликованное ранее

Один из обязательных городов на пути к папуасам — Джакарта

Нью-Йорк - город контрастов! Но, я не был в Нью-Йорке, я был в... Вамене

Долина реки Балием

И с людоедами, оказалось можно жить... если захочешь!

 
 
 
 
Нас ждет встреча с людоедами, а фотографии, друзья, остаются на прежнем месте! Так и в жизни, кто-то идет, а кто-то ждёт... И то, и другое здорово! А полистать фотки можно здесь Север Папуа и Юг острова

Итак, друзья, продолжая рассказ об экспедиции "Живая Параллель, 2013" в Папуа и помня о том, что литературные правила обязывают дать кульминацию, перед развязкой хочется сказать, что это кульминация прожитой мною жизни...

Думается, что будут и ещё впечатления – не сомневаюсь, однако то, что произошло, лично для меня и моих друзей было уже не столько открытием, сколько настоящим шоком! Ведь вряд ли можно себе представить что-то более страшное, чем поход в джунгли, где следует опасаться ядовитых пауков, змей и стрел каннибалов.

Но перед тем, как провести трое суток в гостях у людоедов из племени короваи, остров "угостил" нас прекрасным видом с высоты серпентинитового плато,

где на деревьях сильно кусачие муравьи строят большие гнезда,

а прямо из земли растут гигантские орхидеи

с не менее гигантскими гибискусами,

а на голову падают орехи самого ядовитого растения на Земле.

Двигаясь к Цели нашей экспедиции, которая, напомню: "Не ясна!" :), с высокого плато мы спустились к берегу, такому же, каким был знаменитый берег Маклая (он немного восточнее), где сквозь мангровую чащу мы увидели Тихий океан.

Береговая линия оказалась, как с лубочной картинки. Даже стыдно было фотографировать такую банальность, но не удержался. Когда еще здесь буду? Залив, с трех сторон окруженный скалистыми изрезанными берегами, был очарователен.

Но, даже "релакс на пляже" бывает обманчив, мгновенное изменение ветра и приходится спасать вещи, лодки, а иногда спасаться и самому.

 

Наспех разбив лагерь среди реликтовых пальм

и гигантских кореньев,

мы наблюдали за океанским закатом под раскатистый рокот волн и пение цикад... Это был настоящий релакс на пляже! :)

[audio=" /files/bereg.mp3" title="Хор цикад, солирует Тихий океан"]

Покидая береговую часть острова, мы имели возможность рассмотреть край берега с воды, стало понятно, почему на остров практически невозможно попасть с моря, коралловые рифы и скалы с разбивающимися о них волнами готовы в щепки раздробить любое судно.

С высоты птичьего полета зрелище было еще более завораживающим. Зелёные скалы! Никогда ничего подобного не доводилось увидеть!

Бескрайнее зелёное море джунглей. Только жёлтые от ила и как змеи извитые ленты рек, теряясь в чаще леса или уходя за горизонт, напоминают о дорогах и привычных глазу просеках.

Спустя 40 минут мы прибыли в южную часть острова, где нам предстояло по реке Брасса, появившейся 40 лет назад на картах, пройти 170 км, а затем углубиться в лесную чащу на 40 км. Таким образом, оказаться на 210 км дальше последнего миссионерского поста – крайней точки цивилизации. 

Приземлившись на дорогу (подобие посадочной полосы), по которой гурьбой бегали дети и быстро взяв, не получив, а именно взяв свой багаж, мы пошли отмечаться в полиции по каннибализму.... Да, я не оговорился, именно по каннибализму, подписав ряд бумаг с нашими фотографиями (почему-то на красном фоне) и переночевав в полицейском участке, мы двинулись к реке в кузове грузовичка.

Переезжая деревянные мосты, не отпускала мысль о нашей фотографии на красном фоне... Лицо в кетчупе... Бррр...

 Вскоре мы вышли на берег, где нас ждали хоть и оснащенные моторами, но несуразные своей длиной лодки.

Эти лодки принадлежат папуасам племени Читак, живущим в прибрежной части джунглей и вышедшим из леса несколько лет назад. Они строят дома, покрытые травой, на берегу реки и с помощью лодок, перемещаясь по реке, сами рыбачат, а перемещая миссионеров, немного зарабатывают. Еще в лихие 90-е они ходили абсолютно голые, только недавно стали носить шорты. До сих пор питаются насекомыми, которых собирают в лесу очень ловко. 

Более-менее обжитые деревни вдоль берега,

быстро сменились настораживающими своей одинокостью хижинами.

Спящий Терон (наш повар, папуас из племени Лани, горной части острова) даже не подозревал, что его ждет, об этом я позже поведаю, а у нас на пути развилка: налево приток Колуф – это, со слов проводника, известная дорога к людоедам, направо - приток Серат – а этого вообще ещё нет на картах. Конечно же, нам... направо. В неизвестность!

Периодически останавливаясь на галечном пляже, двигаясь по реке, кишащей крокодилами, со скоростью около 20 км в час под палящим солнцем, 

спустя 10 часов мы высадились в абсолютно кромешной тьме на берег. Мириады светлячков сверкающими облаками в листве джунглей отгоняли нарастающее беспокойство. Несмотря на то, что с нами гарант безопасности – нареченный протестантами Антоном – папуас из племени короваев, мы находимся на территории самого кровожадного и воинственного племени асматов – речных папуасов, известных более, как охотники за головами. Здесь свои правила. До сих пор идут межплеменные войны за главное, за женщин.

На этот раз всё обошлось. Переночевав в палатках, мы тронулись в путь. По дороге нам встретился "идеальный город". Таким способом индонезийское правительство пытается "вытащить" папуасов из леса. Но живут в этих домах зачастую те, кто их и строил. А попытки социализировать племена заканчиваются тем, что миссионеров съедают, а межплеменные конфликты власти решают с помощью вертолетов и напалма.

Влажные джунгли, а также саговые и мангровые болота образованы разливом рек и нулевым уровнем над поверхностью моря. Помня о том, что именно здесь, в этих зарослях, в 70-х годах был съеден асматами Майкл Рокфеллер, занимавшийся антропологией и изучением культуры первобытных племен (по сути тем же, чем и мы), мы проявляли предельную осторожность и осмотрительность, идя друг за другом след в след.

Главное в джунглях не слышать, а слушать... слушать то, что тебе говорит человек, большую часть своей жизни проживший именно в экспедициях, в том числе в тропиках! Каждому путешественнику нужен свой "Данди-крокодил", таковым у нас был кандидат географических наук Дмитрий Черняховский с легкостью и юмором, оберегавший нас от опасностей!

Записаться на освоение южных широт нашей планеты в его сопровождении можно здесь, а познакомиться с историей успеха его компании Тайный Меридиан здесь

Картинка менялась постоянно. Открытые солнцу поляны 

сменялись топкими болотами, через которые перебирались по срубленным жердям.

Многочиленные маленькие речки, но с сильным течением преодолевали с помощью лиан, как тарзаны; или по перекинутому бревну. Не без падений, конечно же.

Отмечу, что падения приносили хоть и мимолетную, но радость от встречи с прохладной водой.

Несколько шагов в сторону, и ты во власти леса – кажущиеся тропинки, зазывая своей открытостью, приводят тебя в тупик. Вдали слышны голоса, но пробиться к ним сквозь сеть лиан без мачете невозможно. Кроме того, звуки, отражаясь от зеленых стен, создают эффект самого настоящего лабиринта. 

 

Идем дальше, прорубая чащу и переходя болота по скользким бревнам,

не знаешь, что страшнее - овраги, болота, разливы рек....

Пот льется ручьем, заливая глаза, 38 градусов жары, 100%-ная влажность, футболку, вынутую из гермопакета, через 5 минут можно выжимать...

А вокруг признаки того, что ты уже переместился на машине времени в каменный век. Реликтовые папоротниковые деревья,

растения-паразиты, оплетая стволы деревьев, стремятся к солнцу, от которого ты не отбрасываешь тень, поскольку оно постоянно находится в зените.

Вспоминаю, как в составе Живой Параллели два года назад я был в Танзании, в ущелье Олдувай, где были найдены останки самого древнейшего предка человека. Совершенно ясно, и это уже доказанный факт, что жизнь на Земле зародилась на экваторе, в тропиках, где среднесуточные и среднегодовые колебания температуры не превышают 1,5 градуса, и она держится на уровне 37-38 градусов при 100-процентной влажности. Это создаёт все условия для большого количества мутаций, что, в свою очередь, дает самое большое видовое разнообразие растений, насекомых и животных, которые в дальнейшем, согласно теориям Ламарка и Дарвина, выживают или нет. Здесь, в Папуа, так же!

Однако, с одной оговоркой, животных не было никогда – это резервация, территория, отрезанная от всего остального мира тектоническим расколом плит. Только папуасы, прародителем которых, очевидно был австралопитек, пришедший сюда до раскола плит, и все это время жившие в изоляции. Не имея возможности продвигаться на север или на юг, как в Африке, и в то же время, оказавшись в идеальных климатических условиях, жизнь на острове хоть и была, но она не развивалась: ни культурно, ни социально, ни биоэволюционно, сохранившись, по сути, в своем первозданном виде.  

Жараааа....

Удивительные своей раскраской грибы напоминают о том, что здесь всё, абсолютно всё вокруг, ядовито... Жарааа.... 

Формы и краски расплываются... Щипет глаза, залитые потом...  хочется пить... чистая вода на исходе... Надо идти! Зачем мы здесь?! Ах да, нам же интересно...

Еще немного, наверное... идём дальше... рюкзак давит своей массой, попробую расправить плечи... так, что это? Дерево? Ааай... рука в шипах... больно... при такой влажности раны начинают мгновенно гнить... Жарааа... Пииить...

Кто там ползет по волосам? Да здесь всё ползет по всему... Здесь более 100 видов ядовитых змей, 40 видов летучих мышей, и никогда не было и нет никаких животных, даже приматов! Не было никогда!

Удар мачете, и разрубленное растение-муравейник 

увеличивает количество ползающих в разы...

Понимаю, древнюю красоту должен кто-то охранять, здесь целые полчища таких охранников, атакующих и ждущих в засаде...

Но надо идти... Не за букашками мы здесь... ноги не слушаются... грязь... пот... мысли путаются... шаг за шагом, надо о чем-то подумать... о чём?... Жара! Вот же привязалось слово... наверное, это последнее болото... Должно же быть когда-то последнее...  

Эй, сколько мы прошли? 3 километра! Сколько? Сейчас полдень! Мы с пяти утра идём!!! Как три?! Обманите меня, скажите три..надцать... 

Всё... Бросьте нас здесь... Лягу и умру... Но как же, неужели здесь, ты не успеешь остыть, а в тебе уже будет полно личинок...

Может, в этот самый момент какой-нибудь представитель капаяков, асматов или еще каких племен целится в меня или моих друзей стрелой... Плевать! Что это перед глазами? Ах да, опять эти хищные растения, питающиеся насекомыми... Всегда кто-нибудь кого-нибудь ест! Выживает сильнейший, а ведь это модель нашей жизни, только под другим углом зрения... Ведь это всё про нас!!! Наши каменные джунгли еще более опасны, если здесь всё будет честно, то 15 тысяч километров назад, и в привычных нам "каменных джунглях" еще более изощренным способом тебя "ужалят", "укусят", "сожрут" или на худой конец... "отложат в тебя личинки". :)

Ааа... вот и прозрение наступает, на открывшемся втором дыхании посмотрел вверх – пробивающееся сквозь листву солнце продолжает нагревать влажный воздух так, что он становится густым, как пена... 

Вспомнилось, как в самолете, глядя на море растительности под крылом, подумал, ну куда мы идём и зачем нам спутниковый телефон с кнопкой SOS? Все равно нас никто не найдет под этим зеленым покровом.

Так, хватит дурных мыслей... Нас же ждут людоеды, а мы стоим здесь, рассуждаем. Что у нас в аптечке из ободряющего? Гормоны? Съедены. Антибиотики? Использованы. Пластырь? Исклеен весь... Из подручных что? О, соцветие саговой пальмы!

Помню индийскую мудрость "Целый караван ишаков с лекарствами заменит один... клоун!" 

Ну вот, вроде и справились с минутной слабостью!

Ничего так не отвлекает от фантазий, как работа. Кто это сидит рядом? Паулюс, папуас из племени Читак, которого мы взяли с собой помогать нести вещи, ему еще хуже, у него филяриоз (слоновость), видите, как ноги распухли, без лечения через несколько месяцев из этих ран полезут сотни личинок, которые попали к нему через укус комара. Их здесь тучи, и все они переносят огромное количество тропической заразы. Мы обработались репеллентами, думается, на год вперед. Паулюсу, конечно, поможем – 2-3 курса антибиотиков и противопаразитарных средств, и будет как новый... до следующего укуса комара! 

Мои друзья в это время угощали носильщиков сигаретами, от чего последние были крайне счастливы, полагая, что сила белых людей во вдыхаемом дыме... Мы не стали их разубеждать! Это бесполезно.  

Идем дальше, ланшафт меняется в зависимости от высоты или низины, это вносит разнообразие, еще немного - 10-15 километров под звуки хлюпающей в сапоге воды... и пара ночевок в джунглях. Всего-то! :)

Мы уже второй день идем в гости к самому древнему племени на Земле – короваи, у которых каждый мальчик перед обрядом инициации должен был убить врага и принести его член, яйца, уши, голову или хотя бы нижнюю челюсть. Это настолько опасно, насколько и интересно...

И вот, первый шок...

Взгляд направо, и ноги одеревенели от неожиданности - два совершенно голых человека смотрят на тебя грозным и полным уверенности в своей силе взглядом! Что же делать, приветствовать? Как? Как инопланетяне? Железным голосом, мы, мол, люди с Луны... Но наш проводник Антон, их лесной брат, быстро разрядил обстановку, сказав что-то на языке этого племени. Надо отметить, что всего здесь проживает около 900 постоянно враждующих друг с другом племен, говорящих более чем на тысяче языках. 

Причем, повторюсь, это не те «первобытные» племена, которых показывают богатым туристам, а самые настоящие, обитающие в отдаленной от цивилизации южной части архипелага Папуа-Новая Гвинея. Как и тысячи лет назад, они живут в каменном веке.

Люди из леса! Подумать только... Они смотрели на нас, как на пришельцев, тщательно рассматривая, трогая пальцами с 3-сантиметровыми ногтями нашу кожу, волосы. Сами все с ног до головы в язвах и грибковой инфекции. Понятно, что здесь нет никакой медицины, санитарии и даже элементарной гигиены. 

Я уже несколько раз говорил об Антоне, он для нас играл несколько ролей: проводник, без навигатора и компаса ориентировавшийся в джунглях; представитель племени короваи, гарант нашей безопасности; переводчик с индонезийского на язык племени. Без него бы мы просто не отправились в лес.

Антону 23, он заверил нас, что своих они не убивают. Успокоил! :) В один из вечеров, сидя у костра, мы разговорились, причем наш диалог проходил следующим образом: вопрос с русского переводился на английский, с английского на индонезийский, с индонезийского на коровайский. Ответ шел обратно по цепочке. Тем не менее, даже при таком «глухом телефоне» мы старались все четко для себя уяснить и узнали много нового и шокирующего из жизни нашего проводника.  Антон рассказал нам, что когда он был в племени, племя, с которым они враждовали – капаяки – украли его сестру, и он поклялся убить капаяка. 4 года назад он, говорит, убил капаяка и  съел его. «Как съел!?» Мы еще не успели оправиться от первого шока – этот человек пробыл с нами уже несколько дней, вместе с нами ест, спит, и он же гарант нашей безопасности. И тут выясняется такое! 

Мы не успели еще отойти от первого шока, как Антон начал рассказывать дальше. По его словам, капаяки пришли мстить, но его родители были ослаблены и не смогли убежать в джунгли.  Тогда Антон принял решение и тут же его исполнил: чтобы души родителей не достались капаякам,  он пробил родителям головы и высосал у них мозг. Наш проводник показал, как он это сделал: в виске пробил дырку и такую же дырку пробил с другой стороны - знают, где бить. И высосал мозг, как сгущенку из банки. Мы в ответ: «Как, родителей съел?» Ответ поразил своей уверенностью: «Чтобы их души не достались врагу, я забрал их с собой». И это нам говорил человек, который уже считается цивилизованным. О том, что нас ждет впереди, мы могли только догадываться... 

Живут короваи в домах, построенных на верхушках самых высоких деревьев. Это позволяет им выживать во время войн с соседними племенами. С высоты можно эффективно поражать врагов из лука, из которого, кстати, они очень хорошо стреляют.  

Семья из 5 человек (мужчина, несколько жен и дети) строит такой дом за 3 недели, некоторые из них на высоте 50 метров. 

 

 

Удивительно, но именно постоянная межплеменная война научила их строить такие убежища. Подняться в такой дом, не разбудив живущих в нем, нереально!

Если кто-то из родных умер, он остается в этом доме, а семья уходит и строит себе новый дом.

Шок, да и только! В эту минуту совсем не думается о том, удастся ли фотография... 

Короваи невысокого роста, не более 150-155 см. Все коренные обитатели Папуа обладают характерными чертами лица – только у них, как у астралопитеков, мощная нижняя челюсть. Из одежды у мужчин лишь маленький листик, либо скорлупка от ореха, либо высушенная тыква, закрывающие половой член, у женщин в лучшем случае на поясе соцветие от пальмы в виде юбки. 

У всех аборигенов на поясе ротанговая нить, с помощью которой они добывают огонь. Зажигалка не даст огня из-за высокой влажности – все пропитано сыростью. Ротанговая нить во время трения сначала высушивает дерево и только потом его воспламеняет. Огонь добывают за минуту. Я же не мог разжечь огонь зажигалкой даже за 10 минут. 

 

 

До сих пор у короваев существует каннибализм. Дело не в кровожадности, а в голоде! В джунглях нет той еды, которой привыкли питаться европейцы, её нет в принципе. Если асматы и капаяки, живущие у реки, ловят рыбу и крокодилов, то короваи, обитающие в глубине леса, едят насекомых, которых собирают торбами, пока идут по тропе. Едят разных пауков, других насекомых, похожих на саранчу, жуков, кузнечиков, цикад, одним словом, все, что шевелится и ползает. Поэтому любое мясо для них лакомство! Хоть человек, хоть казуар – птица высотой до 1,2 метра, одно из древнейших существ на Земле, сохранившихся со времен динозавров, похожа на страуса, не летает, зато хорошо бегает и ударом ноги способна убить человека. Есть еще летучие мыши, именно их косточки короваи вставляют себе в пробитую носовую перегородку.

Мы довольно быстро подружились, хотя ощущение опасности не покидало ни на минуту. 

Был один момент, когда проводник отвел меня в сторону и настойчиво произнес: «Перестань улыбаться!». Оказалось, что для короваев улыбка – это оскал, демонстрация зубов, это агрессия, поэтому они долго не могли понять, почему я на них скалюсь и уже начали, было, волноваться. Едва не начавшийся конфликт был улажен... совместной фотографией и подаренными сигаретами. 

Но более интересно другое, помните, в самом начале я говорил, что нашего повара Терона (папуаса из горного племени Лани) ждал сюрприз? Так вот, если короваи смотрели на нас, как на инопланетян, то на него смотрели, как на … еду. В буквальном смысле у них текли слюнки. Это знаковая фотография! Мы сохранили Терона! :)

Знакомство выстраивалось спокойно, и нас пригласили в гости. Несмотря на то, что, еще подходя к жилищу, что-то в нём нас насторожило...

мы приняли приглашение.

Дом оказался просторным, со всех сторон продуваемым, в центре было место для костра, на удивление мы увидели тщедушную собачку, откуда она здесь – предстоит выяснить.

Уютно расположившись под навесом с вплетенными костями ранее съеденных... мы выяснили, что дедов и бабушек своих не помнят, детей называют именами растений, рожденных мальчиков... поедают, пока мужчина может выполнять свою репродуктивную функцию, возраста своего не знают, родственных связей нет, письменности нет, считать не умеют.

Поразило и то, что черепа своих предков короваи используют в качестве подушек в своих жилищах. Как они считают, в них живет дух, и он позволяет им становиться умнее.   

Верят в дьявола, добрых духов не знают. Община охраняется разбросанными костями, и другие племена знают, кто и как поклоняется дьяволу, в трудные времена они просят дьявола сохранить им жизнь. Мы вспомнили, что по пути один из носильщиков не хотел идти в это место, потому что якобы увидел тропу дьявола, он вернулся назад. 

Считают, что вечной жизни нет, после смерти короваи просто исчезают и ничего не происходит. Думают, что существует 4 мира: первый - мир семьи, второй - мир джунглей, третий - мир большой воды (очевидно, доходили до морского берега) и четвертый - мир мертвых, тот откуда пришли... МЫ! при этом указывая на нас и на Луну. Всё, как у Миклухо-Маклая: они люди из леса, а мы - люди с Луны.

Сверху, из жилища, наш лагерь выглядел как-то наивно... Но оставаться на ночь в гостях мы не стали!

Еще не стемнело, а только к закату, но в лесу уже не видно ничего, а населяющие эти джунгли полчища насекомых и пресмыкающихся готовятся к... ночной охоте!

 

Переночевав, мы тронулись в путь. Напоследок, один из короваев принес мне подарок – скорлупку ореха для закрытия пениса, взять взял, но пока не примерял, висит теперь на стене рядом с котеками от племен лани и дани, напоминая, что они первобытные, а короваи вообще ДОпервобытные, но смотрите, какие всё же "хлебосольные", мало того, что не съели, еще и подарками одарили!

Снова джунгли, снова переход, снова вероятность быть плененными или покусанными и

новое племя, причем то, где наш Антон родился и вырос. С луками и стрелами из чащи леса, когда мы окончательно выбились из сил, неожиданно выбежала группа папуасов. Антон сказал что-то на своем языке, после этого короваи опустили луки и мы вздохнули свободнее. 

Дома у этого племени реальн, на высоте более 50 метров!

Они тоже невысокого роста, но очень жилистые и ловкие, не понимающие, что происходит, когда мы с ними фотографируемся, но при этом не теряющие уверенности в поведении – они у себя дома и плевать хотели на то, что они не узнают себя в экране наших фотоаппаратов...

Нас встретили, благодаря Антону, которого они не видели много лет, очень тепло.

Но, несмотря на настойчивые приглашения подняться в дом, мы вежливо отказались, понимая, что это может плохо кончиться. Все-таки мы живем в игре постоянных сомнений и противоречий – да/нет, надо сделать/не надо, хорошо/плохо, а вот у короваев нет доброго и злого духа, ада или рая, нет понятий любви и ненависти. Не успел сказать, уже делает – лезет вверх по этим жердочкам, которые трещат под его маленькими ножками... Нет, это не для нас, пускай, не решились, зато целы, впереди ведь ещё столько интересного.

Задаю вопрос поющему папуасу: «Кому ты поклоняешься?»  Он мне отвечает, что славит злого духа, просит не трогать нас и его друзей, которые идут по джунглям. Спрашиваю: «А есть добрый дух?» Ответ: «А кто это?»  

О том, где нам предстояло жить, как добывать себе еду и как её кушать, не отравившись, буквально... через неделю

 
 
 

Почитать и посмотреть опубликованное ранее

Один из обязательных городов на пути к папуасам — Джакарта

Нью-Йорк - город контрастов! Но, я не был в Нью-Йорке, я был в... Вамене

Долина реки Балием

И с людоедами, оказалось можно жить... если захочешь!

 
 
 
 
Все фотографии из экспедиции остаются на прежнем месте!  Север Папуа и Юг острова

Вот так, с песней, верой во всех кто нам может помочь и не покидающим нас оптимизмом, мы пошли дальше – на встречу с еще более удаленным от цивилизации племенем!